Молдова Среда, 23 июня

16 февраля 1989 - «Яблоко раздора» от Союза писателей Молдовы

Законопроект, который привел к гражданской войне.

В 80-е годы прошлого столетия в Молдавии, как и в других республиках бывшего СССР, начался рост националистических традиций. Процесс начинался, разумеется, с разговоров на кухнях и в других укромных местах, но после объявления перестройки и гласности, естественно, интересовавшиеся подобными темами стали вести себя смелее. Во главе угла встала, конечно же, местная интеллигенция либерального пошиба.

Важным моментом для них стали события в Прибалтике, где акции гражданского неповиновения начались еще в 1987-м году. Местные националисты ездили туда, вдохновлялись тамошними мероприятиями, на которых постоянно звучали русофобские призывы - и везли все это обратно, приезжали в Молдову и рассказывали про "смелость и открытость настроенных на демократические преобразования людей", про "политические перспективы их активности". И, конечно же, центральной темой во всех этих беседах был язык - очень скоро начало "выясняться", что все "беды" - они от ущемления молдавского (в 1988-1989 его предпочитали называть так даже самые оголтелые националисты) языка.

1989a.png

Средоточием всего этого рассадника был Союз писателей Молдовы - эти люди, весьма и весьма обласканные советской властью, тем не менее, были недовольны. Надо сказать, что некоторые причины на то у них были - центральные власти усердно боролись с проявлением сепаратистских настроений, а потому зачастую достаточно несправедливо ограничивали сферу применения молдавского языка. К началу 80-х сложилась такая ситуация, что преподавали его плохо, молодежь не особо желала учить его, а в ВУЗ-ах его часто и вовсе просто не было. Вдобавок, многие из самих молдаван демонстрировали пренебрежительное отношение к языку, даже в семьях предпочитая разговаривать на русском, высмеивали сельских жителей, не знавших русского, и так далее.

Все это создавало питательную почву для "языкового реваншизма", чем и воспользовались в конце 80-х националисты. Мощным толчком, как было уже сказано, являлись поездки по Литвам и Эстониям - приезжая обратно, представители этой самой интеллигенции начинали поднимать в обществе болезненные и неудобные вопросы. И в этом свете они смотрелись очень выигрышно, представая в образе отважных и идущих против системы людей.

1989.jpg

Спор на улицах Кишинева. Думается, тут вполне ясно, кто за что выступает

Так как проблемы, которые они поднимали, смотрелись свежими, в некоторой степени актуальными (людям всегда интересна новая, другая точка зрения, особенно когда государственная пропаганда начинает сильно контрастировать с наружной действительностью, что, безусловно, имело место во второй половине 80-х), то и интерес они вызывали повышенный. Имена интеллигентов-писателей, которые будоражили и подтачивали общественный баланс и положение вещей, хорошо известны - поэты Думитру Матковски и Григоре Виеру, Ион Хадыркэ, братья Гимпу, Леонида Лари, Николай Дабижа, Михай Чимпой, Александр Мошану.

Именно эта горстка людей, пользуясь негласной поддержкой Румынии (особенно начиная с 1990-го года) и западных структур, и стала ядром националистического движения "национального возрождения" - сперва оно называлось как Демократическое Движение в поддержку перестройки (основано в июне 1988-го года), затем стало просто Народным Фронтом (в мае 1989-го). Ну а настоящим "троянским конем" для республики стал законопроект по языкам, предложенный вышеупомянутым союзом писателей Молдовы 16-го февраля 1989-го года. В нем язык еще по-прежнему назывался молдавским ("румынским" он стал уже в 1990-1991, когда задул ветер перемен из Румынии, переставшей быть социалистическим государством и также вставшей на рельсы национализма и русофобии), однако жестко ограничивал при этом степень применения русского языка и являлся, по сути своей, дискриминационным.

Проект закона "О статусе государственного языка Молдавской ССР" и "О функционировании языков на территории Молдавской ССР", предложенный 16-го февраля 1989-го года, сразу же вызвал настороженность в обществе, прежде всего среди немолдавской части населения. В нем содержались несколько дискриминационных статей, откровенно ненужных в сложившихся на тот момент взрывоопасных условиях (следует заметить, что к тому моменту националисты уже проводили свои акции на улицах, прощупывая центральную власть - так, подобная акция прошла 22-го января 1989-го года).

Например, статья 35 второго проекта существенно ограничивала возможности для продвижения по службе в случае незнания государственного языка. Выпускникам средних школ, ПТУ, техникумов и даже ВУЗ-ов также предлагалось сдавать квалификационный экзамен на степень знания государственного языка. В общем, законопроект предусматривал радикальные перемены в общественной жизни, прежде всего в сфере языка.

flag.png

И, хотя принят в итоге в изначальном виде он не был, вектор был задан - а вылившиеся на улицу обсуждения законопроектов, в том числе и путем насилия, лишь убедили русскоязычное и прочее немолдавское население в том, что им уготована роль нацменьшинства в стремительно шедшей к государственности Молдове (и не то, что бы мы очень быстро шли - а то, что нас этому подталкивала сама новая Россия с Ельциным, которая еще 12-го июня 1990-го объявила, по сути, о том, что выходит из состава СССР).

Конечно же, в таких условиях русскоязычное население почувствовало не просто угрозу - но и то, что просить помощи просто не у кого. И вскоре это все обернулось самыми трагическими страницами в истории современной Молдовы.

Автор: Дан Дудка

«Блокнот Молдова» предлагает подписаться на наш телеграм-канал https://t.me/bloknotmd - все новости в одном месте.

Новости на Блoкнoт-Молдова
языкзаконзаконопроект
1
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое