Молдова Вторник, 15 июня

Календарь: 368 лет состоялась разгромная для Молдовы битва под Финтой

Исполняется 368 лет со дня битвы под Финтой, которая произошла 17 мая 1653 года.

Бились войска господаря Молдовы Василия Лупу (1634 – 1653) и господаря Валахии Матея Басараба (1632 – 1654).

Все правление Василия Лупу прошло под знаком личного соперничества и противостояния с Матеем Басарабом. Напряженные отношения двух господарей, спровоцированные, среди прочего, и желанием Лупу видеть на троне Валахии своего сына, привели к кампании 1653 года, когда Басараб и князь Трансильвании Георгий Ракоци II (1648 – 1660) попытались отстранить Василия Лупу от власти.

25 марта 1653 года армия Ракоци вместе с валашскими войсками вторглась в Молдову, и Лупу был смещён с престола Георгием Стефаном. Лупу нашел поддержку у своего зятя Тимофея Хмельницкого, сына гетмана запорожских казаков, с помощью которого в сражении у Поприкань 1 мая 1653 года победил войско Стефана и трансильванского князя Иоанна Кемени, вернув себе трон.

Лупу, жаждущий мести, с одобрения великого визиря продолжил кампанию в Валахии, где скрылся Георгий Стефан, и захотел воспользоваться сложившейся ситуацией, сменив на троне Матея Басараба одним из своих сыновей.

Сражение произошло 27 мая 1653 года близ села Финта, в коммуне Дымбовица, на полпути между Бухарестом и Тырговиште. У Василия Лупу была 24 000 армия: 12 000 казаков, 8 000 молдаван, остальные – немецкие наемники, тогда как Матей Басараб бросил в бой 30 000 человек, большинство которых – наемные солдаты: «Матвей господарь вышел им навстречу с большим войском валахов, венгров, сербов, арнаутов, болгар и турок», – писал сирийский архидьякон Павел Алеппский, путешествовавший по Молдове и оставивший описание тех событий.

Матей Басараб расположил пехоту в центре, а кавалерию – по флангам. Хмельницкий отказался начать атаку одновременно с молдавскими воинами, считая, что те должны выступить первыми. Вначале валахи отступали, но к вечеру сильный дождь намочил порох казаков, сделав бесполезными их пушки и ружья. Вот как описывает Павел Алеппский тот момент: «громы, молнию и грозу, дождь и крупный, подобно камням, град на людей Василия и на казаков, ибо ветер был против них. Молдаване пришли в страх и были побеждены. Казаки приостановили стрельбу из ружей по причине бывшего тогда сильного дождя. Войско валахов начало палить из пушек и ружей и бросилось на неприятелей. Молдаване бежали первыми, за ними последовали казаки и, разбитые, обратили тыл. Неприятели, с мечами в руках, гнались за ними, пока не перебили их множество. То был час достойный плача. Они преследовали их на расстояние трехдневного пути, взяв многих в плен живьем».

Молдавско-казацкое войско оставило на поле битвы около 4 000 убитых, 5 000 - 7 000 пленных, 16 пушек и много другого добра.

Вследствие победы под Финтой Георгий Стефан был восстановлен на троне, а Василий Лупу отстранен окончательно после новой кампании Матея Басараба и Георгия Ракоци II в Молдову.

Кстати, этот непродолжительный поход, как и любое совместное предприятие, сдружил представителей разных народов. Не стоит сомневаться, что были там и те казаки, кто участвовал во фландрской кампании на стороне Франции. Гораздые хвалиться своими ратными подвигами, они, возможно, рассказывали молдавским воинам о боевых буднях под Дюнкерком и, не исключено, что затрагивали в своих историях заслуги французов, в том числе и элитных мушкетеров, в рядах которых воевал и… д'Артаньян.

При чем здесь д'Артаньян? Нетрудно сказать. Шарль Ожье де Батц де Кастельмор, взявший себе и фамилию матери — д'Артаньян, как многие знают, на самом деле существовал и только потом, через 200 лет, попал в орбиту литературных интересов Александра Дюма-отца. Если бы не Дюма, то мир никогда не узнал бы об этом знаменитом в свое время мушкетере, наперснике кардинала Мазарини и доверенном лице Людовика XIV. Однако сегодня можно смело предположить, что о реальном, нелитературном д'Артаньян в Молдове слышали еще при его жизни, то есть, в XVII веке. Давайте узнаем, почему так могло быть.

В середине XVII века Франция переживала апогей своего становления как государства с абсолютной властью короля. Для этого Париж усмирял крупных дворян, рефлексирующих по былым вольностям, уравнивал в правах своих подданных — католиков и протестантов — и во всю грызся с соседями — Испанией, Англией и германскими княжествами. Одним из эпизодов этой продолжительной череды конфликтов стало взятие французскими войсками крепости Дюнкерк на побережье Северного моря. Фортецию контролировали испанцы. В помощь себе французы пригласили украинских казаков, которые были не прочь заработать и пограбить, пока не началась очередная бойня с османами. Переговоры о найме казаков на французскую службу вел будущий гетман Украины Богдан Хмельницкий. Он вместе с атаманом Иваном Сирко в 1645 году во главе 2,6 тысячи человек отправился в Западную Европу, во Фландрию.

Не станем пересказывать, как французы вместе с казаками брали Дюнкерк — этого материала довольно в открытом доступе. Отметим лишь, что штурм в итоге увенчался успехом во многом благодаря полководческому таланту и природной смекалке казачьих атаманов. А многим позже Шарль де Голль назвал Ивана Сирко национальным героем Франции.

На тот момент в полку королевских мушкетеров уже лет 12 служил д'Артаньян, человек, который вопреки выдумке Дюма снискал себе славу не дуэлянта, а славного рубаки на полях сражений против врагов Франции. Знаменитый гасконец не был тогда еще ни лейтенантом, ни капитаном мушкетеров — все это будет позже. А пока он ходил в атаку в первых рядах, где и положено было быть мушкетерам, и благодаря своему природному любопытству мог заводить новые знакомства с диковинными для него людьми с Востока — казаками. Как проявил себя д'Артаньян при штурме Дюнкерка и других военных операциях, в которых участвовали казаки, мы доподлинно не знаем — саму его биографию современные исследователи продолжают собирать по сущим крупицам упоминаний в документах того времени и часто натыкаются на несоответствия. Но современникам д'Артаньян запомнился честным храбрым человеком, а такие качества куются смолоду. Гасконцу на тот момент было едва больше тридцати лет — уже давно сформировавшийся мужчина. И если казаки в пылу сражений видели удаль и доблесть д'Артаньяна, то они, всегда ценившие в мужчине такие качества, не могли их не отметить.


***

Примечательно, что на волне «подъема национального самосознания» более 30 лет назад имя Матея Басараба, врага Молдовы, стала носить в Кишиневе сперва улица Бубновского, а затем и бывшая школа № 40. Такая у нас была «борьба за суверенитет».

Использованы материалы сайтов moldovenii.md и spunik.md.

Подготовил Михаил Генчу

«Блокнот Молдова» предлагает подписаться на наш телеграм-канал https://t.me/bloknotmd - все новости в одном месте.


Новости на Блoкнoт-Молдова
Василе ЛупуВалахияМатей Басараб
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое