Кто отлил бронзовый бюст Пушкина для памятника в Кишиневе?

Памятник Пушкину в Одессе был открыт в 1889 году.

Бронзовый бюст и стилизованные дельфины отлиты на заводе Адольфа Петровича Морана (Моранда) (-1894, Париж) в Санкт-Петербурге за 700 рублей. Этот завод считался одним из самых крупных в столице. Моран любил свои творения и всегда ставил на них клеймо «А. Моран». Вот почему и на одесском бюсте надпись – «По проекту Хр. Васильева, лепила Ж. Полонская, отлил А. Моран».

На памятнике Пушкину в Кишиневе подобной надписи нет. Известно только, что бронзовый бюст поэта был отлит в Петербурге в марте-апреле 1881 года. Кто же отлил бюст Пушкина для Кишинева?

Все началось с глиняной собачки

Будущему выдающемуся скульптору Александру Опекушину было 12 лет, когда отец привез его в Петербург. К тому времени Михаил Евдокимович Опекушин (1820-1867) стал одним из лучших модельщиков на бронзолитейном заводе «Константин Никольс и Вильямс Плинке», который принадлежал англичанину Роберту Яковлевичу Кохуну. Отец был старшим по цеху. Имел в городе лавочку.

Однажды в родной Рыбнице, до приезда Саньки в северную столицу, отец приметил удачную лепку сына – глиняную собачку. Он привез ее в Петербург, отлил в бронзе и показал Кохуну – тот похвалил работу, дав слово следить за молодым дарованием. При его поддержке Санька приехал в Петербург.

Роберт Яковлевич Кохун (1806-1879), англичанин, лютеранин, купец 1-й гильдии, был одним из содержателей петербургской фирмы «Английский магазин». Эту фирму основали Карл (Константин) Никольс и Виллиан (Вильямс) Плинке. В 1842-1879 годах фабрику фирмы содержал Р. Я. Кохун. На ней производились сервизы, вазы, скульптуры, предметы быта. Тут работали известные ювелиры С. Арнд, И. Генриксон, А. Тобинков. Императорский дом закупал предметы роскоши через магазин фирмы. В 1860-1870-х годах фирма была основным поставщиком Капитула императорских и царских орденов, в т. ч. ордена св. Георгия. В «Английском магазине», одном из самых дорогих в столице, А. С. Пушкин пользовался неограниченным кредитом. Опека выплатила долги поэта на сумму в 2000 рублей. В предновогодние дни 1841 года император Николай I повстречал тут Н. Н. Пушкину и пожелал, чтобы вдова-красавица вновь украсила своим присутствием высший свет.

Александр Михайлович Опекушин быстро набирался мастерства.17 лет он был учеником академика Иенсена. В 1862 году приглашен в мастерскую академика М.О.Микешина, который в 1859 году выиграл конкурс на изготовление памятника «Тысячелетие России». Бронзовые части памятника были отлиты в Петербурге на фабрике «Константин Никольс и Вильямс Плинке». Памятник открыт в Новгороде в 1862 году. Он включает в себя 128 фигур.

Став академиком, Опекушин в 1872 году, приняв участие в еще одном грандиозном замысле Микешина, вылепил 9 скульптур выдающихся деятелей екатерининского века для памятника императрице Екатерине II, который был открыт в Санкт-Петербурге на Александринской площади. Памятник изготовлен по модели скульптора М. А. Чижова. Отливка бронзовой скульптуры произведена на заводе Р. Я. Кохуна.

А в 1875 году Опекушин победил на конкурсе, представив шесть моделей, и получил право на изготовление памятника А. С. Пушкину в Москве. Памятник был открыт 6 июня 1880 года. Статуя отлита в 1879 году в Санкт-Петербурге на бронзолитейном заводе «Константин Никольс и Вильямс Плинке» фирмы «Английский магазин», принадлежавшем Р. Я. Кохуну.

В 1881 году для памятника поэту в Петербурге выбрали модель академика Опекушина. Это была одна из шести моделей автора, представленных ранее на конкурсе в Москве. Отливка статуи поэта в полный рост произведена на фабрике А. Моранда. Памятник открыт 7 августа 1884 года.

Из сказанного можно предположить, что бронзовый бюст Пушкина для памятника в Кишиневе был отлит в марте-апреле 1881 года в Санкт-Петербурге, скорее всего, на бронзолитейном заводе «Константин Никольс и Вильямс Плинке» фирмы «Английский магазин», принадлежавшем Р. Я. Кохуну (умер в 1879).

С 1859 года директором и скульптором завода был Роман Иванович Бах (1819, Рига – 1903, Петербург), отец известных скульпторов Евгения, Константина, Александра, Николая и Роберта Бахов. Он перебрался в Россию в 1830-х годах. Был учеником И. П. Витали. В 1850 году окончил Академию художеств, получил звание неклассного художника. С 1882 года – почетный вольный общник Академии художеств. В 1879 году завод перешел к наследнице Кохуна.

17 апреля 1886 года в Кишиневе был открыт памятник императору-освободителю Александру II по проекту академика Опекушина. Первый памятник по этому же проекту скульптора открыт в Астрахани 4 сентября 1884 года, третий – в Пскове 27 июня 1886 года. Кишиневский закладывался в городском саду, отливался, устанавливался параллельно работам по открытию памятника А. С. Пушкину. Но где отлиты памятники царю-освободителю? Кем?

Известно, что в 1911 году начался настоящий бум по открытию памятников императору-освободителю. Этим воспользовался владелец петербургского бронзо-цинко-литейного завода, открытого в 1891 году, Эдмунд Эдуардович Новицкий. В 1910-1911 годах на его заводе отлито более 1200 памятников, а свыше 600 еще находились в работе. Им отлито 13 памятников Александру II. Новицкий получил право собственности на отливку опекушинской модели императора-освободителя, установленной в Кремле в 1898 году.

Но по срокам видно, что Новицкий не имел отношения к памятнику Александру II в Кишиневе. В статье «Два Александра: как создавались памятники поэту и императору в Кишиневе» ее авторы Владимир Тарнакин и Зинаида Матей сообщают, что в те годы «появилась практика отливки новым способом – цинкобронзовым гальваническим: внутри скульптура состояла из механической смеси, а верхний слой – из чистой бронзы. Но даже при этих условиях памятник с пьедесталом обходился в 7-8 тысяч рублей (а бронзовый не менее 10 тысяч). Из-за множества заказов заводы стали “ломать безбожные цены”. Поэтому Опекушин предложил вариант бюста в 5 тысяч рублей».

Тут, казалось бы, замаячил завод Новицкого или подобный ему. Тем более, что 1 мая 1882 года газета «Бессарабские губернские ведомости» сообщила: «Пьедестал гранитный. Бюст бронзовый. В первых числах мая сего года модель Опекушина передается на литейный завод для отливки». Однако 8 мая 1882 года скульптор заключил договор с Кишиневской горуправой, в котором обязывался отлить цинко-бронзовую статую Александра II вышиной в три аршина, а также брал на себя все расходы по упаковке и доставке памятника в Кишинев. Управа должна была выплатить Опекушину десять тысяч рублей в три срока, а во время установки памятника брала на себя расходы на проезд скульптора из Санкт-Петербурга в Кишинев и обратно. 11 июня 1882 года последовало решение гордумы об окончательных местах для памятников царю-освободителю и Пушкину: «Принимая во внимание тот факт, что во время своего пребывания в Кишиневе Государь Император жил в доме губернатора, поставить памятник Александру II у ворот городского сада при входе с Александровской улицы (напротив дома губернатора – В. К. ). Расчистить соразмерную площадку, чтобы памятник не был скрыт в саду, а был на виду. Возле памятника сделать калитку для прохода в сад. А памятник Пушкину поставить на малом кругу, где находится лавочка Канта, ныне Цингера (почти в центре сада – В. К.)».

Наконец, 14 июля 1884 года поступило письмо Опекушина, которым он извещал, что «построил у себя дома литейную мастерскую и пригласил известного мастера Соколова, который уже отлил части памятника. И если Карл Александрович не задержит выплату средств, к назначенному сроку памятник будет окончен». После этого, в марте 1885 года горуправа «пригласила городского архитектора Л. И. Шейдевандта и инженера-технолога С. И. Сырб-Сербова, чтобы они приняли участие в разработке и установке экспозиционной решетки по образцу уже существующей вокруг сада, с тремя калитками для публики. С. И. Сырб-Сербов, имеющий собственный чугунно-литейный завод, принял на себя устройство решетки с тремя калитками по цене 4 руб.10 коп. за пуд. Он также обязался доставить решетку с завода на место и установить ее по плану на каменном фундаменте». В 1889 году на всех аллеях сада установили скамейки производства завода Сербова. В 1890 году завод взяли в аренду инженер М. И. Готлиб и А. Зингер. В шести зданиях города, включая здание госуниверситета, сохранились чугунные лестницы, отлитые на заводе Сербова.

Сербов Степан Иванович был дворянином из сербского рода, эмигрировавшего в Россию. О нем писал пушкинист Г. Безвиконный. Сербовы жили в Петербурге, в 1820-х перебрались в Кишинев. У церкви св. Пятницы в Кишиневе похоронен первый из приехавших в Бессарабию Христофор Сырб-Сербов. Статский советник Иван Сербов преподавал математику в 1-й мужской гимназии, Михаил Сербов стал мировым судьей. А Степан Сербов обучался в 1-й мужской гимназии. После окончания технического факультета Петербургского университета уехал в США, где увлекся литейным делом. Вернувшись в Кишинев, оказался свидетелем и участником открытия в городе памятников А. С. Пушкину (1885) и русскому императору-освободителю (1886). В 1884 году построил в Кишиневе литейно-механический завод для изготовления и ремонта сельхозорудий и других изделий. Завод находился на месте известного позднее завода им. Г. И. Котовского («Молдавгидромаш», ныне – «Hidropompa»).

Литейная мастерская появилась у Опекушина только в 1884 году, а бюст Пушкина для памятника в Кишиневе был отлит весной 1881 года. Так что вопрос, кто отлил бюст Пушкина для Кишинева остается пока открытым. Но с учетом сказанного выше.

Нельзя пройти мимо упомянутого Опекушиным мастера Соколова. Купец, мастер-бронзовщик, имевший клеймо «А. Соколов», в 1856-1890 годах – владелец в Петербурге заведения бронзовых, серебряных и золотых изделий Александр Николаевич Соколов в те годы был довольно известен. Он сотрудничал со многими скульпторами, в том числе и с Опекушиным. И на изделиях его фабрики есть клеймо «Лепил А. Опекушин». Участвовал во Всемирной 1867 года и российских выставках, в 1865 году отмечен большой серебряной медалью. С 1873 года был в звании поставщика Императорского двора. Его камерные и прикладные скульптуры отличались высоким художественным уровнем.

Когда определились с новым местом для памятника Екатерине II, Микешину пришлось переделать проект по новому рисунку, а мастер Соколов был именно тем, кто отлил его макет в масштабе 1/16.

Перевод модели памятника Пушкину в Петербурге из глины в бронзу осуществлялся на фабрике А. Моранда. Наблюдал за отливкой архитектор П. С. Самсонов. А литейщик А. Н. Соколов завершил ее 19 февраля 1884 года.

И, наконец, о цепях, которыми был окружен памятник Пушкину в городском саду. На рисунке с фотографии, выполненном А. Рябушкиным в 1885 году, «Открытие памятника А. С. Пушкину» ясно видно, что уже в тот момент цепи у памятника были. В 2019 году хорошо мне знакомый Александр Пастухов обнародовал в «Комсомолке» фотографию, сделанную в 1947 году. На ней его отец в окружении коллег АТК-5 у памятника Пушкину в городском саду. Памятник тогда стоял среди старых акаций. Он был окружен цепями. Следовательно, цепи были убраны к 1957 году, когда памятник перемещали в центр парка и в центр Аллеи классиков.

Но столбики и цепи на памятниках Пушкину и императору идентичные. По всему, их делал один мастер. Может, это был Сербов, если его цепи на памятнике Александру II.

Александр Вертинский: «…я решил встать из-за стола и пройтись по саду»

В 1933 году в Кишиневе гастролировал Александр Вертинский. В его воспоминаниях сохранился рассказ о том, как он провел вечер в городском саду. «Приехал я из Констанцы через Бухарест прямо в Бессарабию, в Кишинев, где рассчитывал исключительно на русское население. Сначала все было хорошо. Концерты мои давали отличные сборы, публика меня баловала до предельной возможности, друзья окружили заботой, вниманием и лаской… Как-то после концерта я ужинал со своими друзьями в саду местного собрания. В саду был ресторан, в котором мы сидели, а дальше, в глубине сада, был кафешантан со столиками. В середине ужина мне стало жарко, я решил встать из-за стола и пройтись по саду».

Там, в глубине сада все отчетливее проявлялся памятник великому русскому поэту Александру Пушкину. И как-то по-особенному зазвучала в русской душе Александра Вертинского его бессарабская песня «В степи молдаванской».

Тихо тянутся сонные дроги

И, вздыхая, ползут под откос...

И печально глядит на дороги

У колодца распятый Христос.

     Что за ветер в степи молдаванской!

     Как поет под ногами земля!

     И легко мне с душою цыганской

     Кочевать, никого не любя!

Как все эти картины мне близки,

Сколько вижу знакомых я черт!

И две ласточки, как гимназистки,

Провожают меня на концерт.

     Что за ветер в степи молдаванской!

     Как поет под ногами земля!

     И легко мне с душою цыганской

     Кочевать, никого не любя!

Звону дальнему тихо я внемлю

У Днестра на зеленом лугу.

И Российскую милую землю

Узнаю я на том берегу.

А когда засыпают березы

И поля затихают ко сну,

О, как сладко, как больно сквозь слезы

Хоть взглянуть на родную страну!..

Пушкин всегда был рядом с ним. О 1917 годе в Москве Вертинский вспоминал: «После бенефиса, в первом часу ночи, захватив с собой только те цветы, которые были посажены в ящиках: ландыши, гиацинты, розы, сирень в горшках, – я на трех извозчиках поехал домой, в Грузины. Подарки я оставил в театре, в конторе. Доехав до Страстного, я вдруг отчетливо услыхал звуки выстрелов. Начиналась революция. На этот раз настоящая. Ее ждали. В “Метрополе” сидели юнкера, охраняя спекулянтские чемоданы. У Никитских ворот засели белогвардейцы. Извозчики остановились, потом переглянулись, пошептались и сказали:

– Слезай, барин. Дальше не поедем. Стреляют.

Что было делать? Куда девать цветы? Я подумал, велел извозчикам снести ящики и вазоны к памятнику Пушкина и пешком пошел в Грузины».


Виктор Кушниренко, пушкинист, специально для "Блокнот Молдова"

«Блокнот Молдова» предлагает подписаться на наш телеграм-канал https://t.me/bloknotmd - все новости в одном месте.

Новости на Блoкнoт-Молдова
Александр ПушкинКишиневпамятникВиктор Кушниренко
1
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

m1