Лица Молдовы, 29.06.2021 11:40

Николай Костыркин о своей первой книге из цикла «Кельтика»: за 1,5 тысячи лет люди не изменились

Бывает и такое.

Журналист Николай Костыркин, сотрудник «Блокнот Молдова», удивил – на днях он закончил работу над романом «Каледонский Безумец». Некоторые главы мелькали в Сети и уже вызывают некоторый интерес аудитории. Но родная редакция решила перехватить инициативу и расспросить об этой работе поподробнее.

Корреспондент: Итак, о чем книга?

Николай Костыркин: Если коротко и по сути, то – о британском друиде Мирддине, если быть точнее. Те, кто не в курсе, знают его, как волшебника Мерлина. Условно говоря, это одно и то же лицо.

Корр.: Да, кто только о нем не писал, и о короле Артуре тоже! Не обидно быть… вторичным?

Н.К.: Великое множество, не спорю. Но, вот, я спрошу, кто знает о том, что исторические – или, если угодно, условно исторические – Мирддин и Артур никогда не встречались, никогда вместе не фигурировали в ранних источниках, и вообще, Мирддин – это следующее поколение после Артура? И здесь начинается самое интересное. Хроники и древние поэмы содержат мелкие упоминания об обоих, дальше по временно шкале следует несколько массивных пластов народных преданий и авторских литературных произведений, где оба образа приобретают ту архетипичность, на которой позже будут строить свои работы и Толкиен, и Гудкайнд, и многие другие мэтры фэнтези не только в литературе, но и в кино. "Аквамена" недавнего помните? Да и не только в фэнтези, но и в других жанрах. 

Также за последние почти полтора века написано великое множество беллетристики, от Мэри Стюарт до Бернарда Корнуэлла, где артуровский легендариум особливо в средневековой его версии интерпретируется на все лады, в том числе и через призму того жуткого кровавого времени, когда оба они, как считают некоторые, жили и действовали. По мере того, как я вникал в тему – а это с моих 11 лет – я понимал, что ни один из современных литературных текстов об этих поистине самых популярных в западной культуре образах не отвечает тому, как оно все могло бы происходить на самом деле. 

Мы говорим о Британии периода начала англосаксонского завоевания. Это шестой век. Римляне только что ушли, наступило этаое национальное возрождение, по всему острову воцарилось немало «новых британцев», которые постоянно воюют между собой. Каждый на своем клочке земли и царь, и бог, и заявляет, что при нем будет жить лучше, чем во времени Империи. А на поверку становится очередной жертвой личной глупости и самонадеянности.

Корр.: Прямо, как у нас сейчас, на постсоветском пространстве.

Н.К.: В том числе, и в Молдове. Я проведу немало параллелей с тем обществом, в котором мы живем, в плане недостатков здесь много общего. Тем более что люди-то не поменялись. Но сделаю это в следующей книге. По теме их запланировано порядка семи. Последняя придется на времена, описанные в фильме «Храброе сердце» - борьба Шотландии за независимость.

Корр.: Неужели столько материала, что хватит на семь полновесных романов?

Н.К.: Именно. Возвращаясь к, так сказать, предшественникам по тематике: любой из современных авторов, кто вносил свой вклад в мировую артуриану, даже работая не в «рыцарском» контексте, а в аутентичном – даже не думал связывать мифологию Британских островов с образами Артура и Мерлина. А это же богатейший пласт культуры! И – там, где живописуется древняя Британия, обязательно нужно включать в повествование древнюю Ирландию и все, что с ней связано. Это были теснейшие контакты – от грабежей друг друга и взаимной колонизации до религиозно-миссионерских контактов с приходом христианства. Резюмирую – самые старые версии образов короля Артура и волшебника Мерлина суть плоть от плоти с древними богами героями, и отдельно друг от друга их живописать не имеет никакого смысла. Скажем так, это преступление против культуры.

Корр.: В общем, речь идет о чем-то вроде фэнтези.

Н.К.: Самое интересное, что нет. За последние лет двадцать археология и исторические исследования дали настолько богатые всходы, что представления о том, как жили люди на Британских островах на заре Темных веков, заметно расширились. Многое издается и на русском языке. Моя задача, несмотря на то, что многие герои и первой книги, и последующих являются кельтские боги, состоит в том, чтобы, говоря об эпохе максимально не погрешить против нее, отразить и быт, и мировоззрение тогдашних людей и постараться не отступить ни от одной более-менее установленной хронологической дате того или иного события. В этом тоже есть свой «смак» - не заниматься беллетристикой в самом приземленном понимании этого слова, а рассказать интересную историю, не отступая от общеизвестного контекста.

Корр: Почему именно кельты, почему именно Британские острова? Редкое увлечение для журналиста, да и вообще, для человека из Молдовы.

Н.К.: Во-первых, про мое поколение, в том числе, еще говорят: все мы родом из Советского Союза. Во-вторых, спектр моих интересов не столь узок, чтобы носить географическую коннотацию. А желание прийти в журналистику – это как раз и есть следствие ранних попыток что-то художественное написать. У меня есть несколько ранних текстов студенческого периода, часть которых планирую переработать и ввести в цикл «Кельтика», первой частью которого и стал роман «Каледонский Безумец». А насчет необычности увлечения – погуглите, погуляйте по соцсетям, посмотрите, сколько, на самом деле, по миру людей, в том числе, и в постсоветских странах, которые увлекаются этой тематикой.

Корр.: То есть, «Каледонский Безумец» - для широкой аудитории?

Н.К.: Для самой широкой. И для тех, кто «торчит» на кельтах, и для любителей фэнтези, потому что мой текст будет восприниматься зачастую именно так, хотя это и неверная идентификация. И для тех, кто, в принципе, интересуется эпохой, и для фольклористов, которым, возможно, будет интересна моя реконструкция некоторых мифов, вполне известных профильной аудитории. Конечно, надеюсь, что дело дойдет и до перевода на английский, потому что на Западе текст должен «зайти» немалому числу людей, так как его базис – основа их классической культуры.

Корр.: Планы на издание?

Н.К.: Конечно же, есть. Но о них пока умолчу. Пока что главы последовательно выкладываю в соцсетях здесь и здесь.Там и спойлеры тоже есть - фрагменты будущих частей. Для интриги, так сказать.

Корр.: Данный труд – это хобби или, все-таки, что-то серьезнее?

Н.К.: А это, по сути, неважно. Есть задача, и я ее реализую, чтобы сделать огромный пласт исторического и культурного наследия как можно ближе широкой аудитории. Не я первый, не я последний. То же, не побоюсь этого слова, трепетное отношение материалу проявила Александра Леонидовна Баркова, университетский профессор, читающая мифологию, в том числе и кельтов. Под псевдонимом Альвдис Н. Рутиэн она написала роман «Между», базирующийся на легендах о Тристане и Изольде. Это единственная на сей момент из числа крупных литературных работ, увидевших свет на русском языке, где кельтский миф интерпретирован совершенно без «погрешностей», несмотря на много личного во взгляде автора. Станет ли литература моим основным занятием? Далеко не факт, потому что писательство для меня не самоцель. Поэтому, по умолчанию, ее можно записать в разряд увлечений, но, при этом, оно не становится для меня менее серьезным.

Беседовал Алексей Столяренко

«Блокнот Молдова» предлагает подписаться на наш телеграм-канал https://t.me/bloknotmd - все новости в одном месте.

Новости на Блoкнoт-Молдова
Николай КостыркинлитературакельтыКельтика
1
1

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

m1