Молдова Среда, 28 октября
Культура, 20.09.2020 10:03

«Здесь, лирой северной пустыни оглашая, скитался я…»

Завтра мы будем отмечать 200 лет прибытия А.С.Пушкина в Бессарабию.

По этому случаю – небольшой тематический ликбез от Виктора Кушниренко известного исследователя жизни и творчества великого поэта.

- Современные пушкинисты не только Молдовы, но и России признают, что Бессарабский период жизни и творчества А. С. Пушкина является одним из самых привлекательных, романтичных и плодотворных. По своей плодотворности он уступает только Московско-петербургскому или Петербургскому периоду, включая Болдинскую осень.

Пушкин прибыл в Кишинев 21 сентября 1820 года, направляясь через Одессу, Тирасполь, Бендеры. Ему шел 22-й год. Последний день пребывания поэта в Кишиневе – 27 марта 1824 года. Той последней весной в Бессарабии Пушкин готовился к встрече своего 25-летия. Он, конечно же, не знал, что жить ему осталось неполных 13 лет.

Ссылка в Сибирь, или на Соловки была заменена высылкой молодого Пушкина на юг. Поэту было запрещено появляться в крупных городах России. Однако официально все скрывалось. В этом плане примечательно письмо статс-секретаря Коллегии иностранных дел И. А. Каподистрии генерал-лейтенанту И. Н. Инзову. Каподистрия довольно подробно информирует генерала о молодом поэте, его характере, таланте, о том, что «несколько поэтических пьес, в особенности же ода на вольность, обратили на Пушкина внимание правительства». Тем не менее, слово «ссылка» не употребляется. «Император уполномочивает меня дать молодому Пушкину отпуск и рекомендовать его вам. Он будет прикомандирован к вашей особе, генерал, и будет заниматься в вашей канцелярии как сверхштатный. Судьба его будет зависеть от успехов ваших добрых советов... Не желаю ничего лучшего, как дать ему место при себе, но он получит эту милость не иначе, как через ваше посредство и когда вы скажете, что он ее достоин».

Пушкин-переводчик в те дни вел себя довольно спокойно. Он верил, что его «командировка» не будет долгой.

Между тем царь рассчитывал, что, находясь в Бессарабии, в глуши Империи, вдали от столиц, поэт либо смирится, покорится его воле, станет верным ему слугой, либо – погибнет. Мудрый Пушкин избрал свой путь – путь служения России и русской литературе. Он соединил Богом данный ему поэтический дар с величайшим трудолюбием. Здесь, на молдавской земле, он начал выводить русскую литературу на мировой уровень.

Его Парнасом стала небольшая горка, с которой был виден весь Кишинев. Здесь стоял роскошный особняк боярина Донича. Он был снят для наместника. И Пушкин с радостью принял предложение Инзова жить в этом доме. Поэту были отведены две комнаты в нижнем этаже с окнами на юго- и северо-запад. Теперь это место называется Пушкина горка. Оно столь же дорого нам и свято, как Михайловское, Болдино. Сейчас это место застроено частными коттеджами так плотно, что яблоку негде упасть. Но вот уже более 170 лет почитатели таланта Пушкина мечтают, чтобы на этой горке установить хотя бы стелу с именем и профилем мирового гения.

На молдавской земле Пушкин стал настоящим поэтом-подвижником. Эта земля благословила его на подвиг, стала ему родным домом. Она связала его с нетленной памятью о том легендарном предке поэта, который под именем честного серба Ратши еще в первой половине XII века прошел из Петроварадина, через Семиградье, через Верхний Троянов вал, то есть, территорию современной Молдовы, – на Русь. И если русская земля, ее история и духовность связаны с древним родом Пушкиных более 1000 лет, то почти 900 лет род Пушкиных тесно связан с землей Молдовы.

У этого родства своя славная история. Пушкины, а затем и Ганнибалы, родственными узами соединены не только с русскими царями, европейскими императорами, но и с молдавскими, валашскими господарями Штефаном чел Маре, Дмитрием Кантемиром, Константином Брынковяну. В 1704 году, в сентябре-октябре, возможно, в Яссах, восьмилетний Абрам (Аврам) Ганнибал, на пути из Турции – через Валахию и Молдову – к Петру I был крещен племянником Брынковяну, одним из представителей древнего и знаменитого рода князей Кантакузиных. В 1711 году Ганнибал вместе с Петром I и Дмитрием Кантемиром уже прогуливался по Яссам, был принят в господарском доме, сидел с ними за именинным «Земляным столом Петра Великого» у молдавского села Семень, а затем стойко перенес все тяготы Прутской кампании.

В этой кампании участвовал и получил ранение Федор Петрович Пушкин, стольник государя, поручик Ростовского пехотного полка. Он был дедом бабушки поэта – Марии Алексеевны Ганнибал (урожденной Пушкиной). Отец же Марии Алексеевны, Алексей Федорович, в 1737-1739 годах прапорщиком брал Хотин, за раною вышел в отставку в чине капитана. Ее старший брат Юрий Алексеевич Пушкин был женат на Надежде Герасимовне Рахманиновой, которая являлась прямым потомком в 10 колене молдавского господаря Штефана чел Маре. В 1769-1771 годах в чине ротмистра он был под Хотином, Брэилой, Бухарестом, Силистрией, дослужился до полковника.

Вот так Пушкины и Ганнибалы участвовали во многих исторических сражениях между Россией и Турцией, ценой собственной крови победно штурмовали крепости на Днестре и на Дунае. Их имена навсегда должны быть вписаны в историю освобождения молдавского народа от османского ига, в историю российско-молдавских отношений.

Нет, пожалуй, на изначальной Аллее классиков в Кишиневе поэта, писателя, историка, дипломата, господаря, который бы не был связан с Пушкиными, Ганнибалами, их родственниками, который бы не знал Пушкина лично, или не читал его творения, не восхищался ими, не переводил их, не испытывал на себе свет пушкинского гения.

И сам поэт, и всё, что создано им на молдавской земле, – всё это является неразрывной частью не только нашей общей российско-молдавской, но и нашей национальной истории, культуры, духовности. В этом смысле Пушкин уникален для Молдовы.

Нам дорого каждое место, где он жил, творил, мечтал. Нам дорога каждая строка, написанная им на нашей благословенной земле, – от знаменитой молдавской песни «Черная шаль», которую распевали с 1820 года во всех городах и столицах России, а потом и Европы, до всемирно известного романа в стихах «Евгений Онегин», который переведен уже почти на 100 языков мира.

На нашей земле, в Кишиневе задумано, написано, начато более 220 сочинений. Здесь Пушкин пережил знаменитые «Бессарабские весны» – периоды своего наивысшего творческого взлета. И это было задолго до Болдинской осени.

Самой яркой и плодотворной была «Бессарабская весна» 1821 года, включающая в себя более 60 сочинений. Закончена поэма «Кавказский пленник», написана поэма «Гавриилиада», начаты поэмы «Братья разбойники», «Бахчисарайский фонтан», «Влюбленный бес».

Весной 1823 года в Кишиневе зазвучали первые строфы романа в стихах «Евгений Онегин». До переезда в Одессу написано 16 строф. Это добрая треть первой главы романа.

Даже весна 1824 года, когда поэт всего на две недели приехал в Кишинев, озарена у нас «Письмом Татьяны к Онегину» для третьей главы романа.

Все это позволяет утверждать, что Пушкин здесь, на молдавской земле, начал выводить русскую литературу на мировой уровень и во многом проявил себя уже в Кишиневе как родоначальник современного русского литературного языка.

Он не переставал думать о переустройстве мира, в котором бы торжествовал не тиран, а человек, в котором бы не было правителей, армий, войн, восстаний, бунтов, рабства, рабов, в котором бы народы жили единой семьей, в равенстве, согласии и мире. Именно здесь он запечатлел в записке о вечном мире свои самые светлые думы. Этот мир должен базироваться на конституциях, на общественном договоре стран и народов, на их просвещении и мирном приближении ко всеобщему счастью и благополучию.

Свобода во всех ее проявлениях – вот цель, к которой стремился поэт всю жизнь и чего он желал каждому человека, каждому народу на земле.

Свыше 200 мест в Кишиневе хранят память о Пушкине. Бессарабское окружение поэта составляет тысячи человек. Он был своим во многих самых богатых и влиятельных домах Кишинева. Он знал каждого десятого жителя Кишинева, посетил, проехал почти каждое десятое село Бессарабии. Здесь принят в масонскую ложу «Овидий» №25, тесно общался с руководителями Южного (тайного) общества, с вождями, членами тайных обществ и национально-освободительных движений в Молдове, Валахии, Болгарии, Сербии, Греции, Польше. Его окружало почти 100 писателей, сочинителей, в том числе местных, таких как Константин Стамати, Константин Негруцци, свыше 80 кишиневских красавиц, 20 из которых стали предметом его минутных увлечений.

Он особо отличал Пульхерицу Варфоломей, Екатерину и Марию Ралли, Марию Эйхфельдт, Анику Сандулаки, Людмилу Шекора и Земфиру. Пушкин сделал два объяснения в любви Екатерине Ралли, бывшей в то время женой Апостолаки Стамо. Очевидно, ей посвящены элегии «Умолкну скоро я!..», «Мой друг, забыты мной следы минувших лет…» Она по праву носит имя «Бессарабской Татьяны Лариной». Он невольно стал Петраркой Марии Эйхфельдт. В 1830 году Н. С. Алексеев прислал письмо, которым вновь растревожил душу поэта воспоминаниями. В ответном письме Пушкин просит его: «Пиши мне, мой милый, о тех местах, где ты скучаешь, но которые сделались уже милы моему воображению, – о берегах Быка, о Кишиневе, о красавицах – вероятно, состарившихся – о Еврейке, которую так долго и упорно таил ты от меня, своего черного друга – о Пульхерии, о Стамо, о Худобашеве, об Инзове, об Липранди, словом обо всех близких моему воспоминанию, женщинах и мужчинах, живых и мертвых…».

Рабочие тетради поэта буквально усыпаны профилями тех, кого он ценил и любил, находясь в Кишиневе. И часто – это единственные изображения, запечатленные рукою художника и дошедшие до наших дней. Пушкин был прекрасным рисовальщиком.

За годы пребывания в Бессарабии Пушкин совершил по ее территории 19 поездок. Самая большая и памятная приходится на 14-23 декабря 1821 года. Поездка по югу Бессарабии вобрала в себя более 40 почтовых станций и селений, расположенных вдоль Днестра, Дуная, Прута, в Кодрах. А сколько станций и селений увидел поэт во время поездок в Кэприяны, в Долну, в имения Дину Руссу близ Калараша, во время тайных посещений Скулян и Ясс, тайного проезда через Дубоссары и днестровскую Каменку в Тульчин и Киев!.. В Кэприянском монастыре он участвовал в похоронах митрополита Гавриила (Бэнулеску-Бодони). В Пэулештах, близ Калараша, ещё можно увидеть останки той усадьбы Дину Руссу, в которой останавливался поэт. Здесь народ с любовью выложил над седым родником, из красного кирпича, слово «Пушкин». А сколько памятных мест в Оргеевском районе, где похоронена Мария Эйхфельдт и многие члены ее семьи!.. Всё это – новые, малоизученные, неосвоенные пушкинские маршруты.

Близ Днестра, Черного моря и Дуная Пушкин встретил тень римского поэта Овидия Назона и оставил нам в наследство свое второе программное сочинение – послание «К Овидию». Если в первом программном послании, написанном в Кишиневе, – «Чаадаеву» поэт мечтал стать с веком наравне, то в послании «К Овидию» озвучена его заветная мечта о том, чтобы и его, Пушкина, помнили те поколения, которые придут на эту землю спустя многие века и тысячелетия.

Поэт немало сделал для того, чтобы его помнили «доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит». Вот почему энергия его стиха, энергия его души, энергия его духовности, озаряя столетия, уверенно пробивают путь в тысячелетия – в бессмертие.

До последних дней жизни поэт помнил наш край, писал о нем в своих последних сочинениях, мечтал на наших тихих берегах провести остаток своих дней, допеть свою песню.

Впервые он услышал о нашем крае от бабушки Марии Алексеевны, которая передала ему семейные предания о родах Пушкиных и Ганнибалов. К окончанию Царскосельского лицея, читая в те годы и «Историю Государства Российского» Н. М. Карамзина, он хорошо знал все военные походы и русско-турецкие войны. Знал и такие уникальные по тем временам творения, как «Описание Молдавии» Дмитрия Кантемира. Молодой Пушкин гордился старшим сыном Абрама Ганнибала, своим двоюродным дедом – генерал-аншефом Иваном Абрамовичем, одним из «отличнейших людей екатерининского века». В Царском Селе были установлены две колонны – Чесменская и Морейская. На одной из них была надпись «Крепость Наваринская сдалась бригадиру Ганнибалу». Еще в 1814 году в знаменитом «Воспоминании в Царском Селе» поэт воспел «простой памятник» – Кагульский обелиск, воздвигнутый в честь блистательных побед России над Турцией.

Оказавшись на молдавской земле, Пушкин с большим интересом вслушивается в рассказы. Его интересуют история края, язык, старинные напевы, музыка, предания, легенды, сказки. Он учит языки – молдавский, турецкий, еврейский. Пушкин не только составил словарик молдавских слов и выражений, фраз, но и активно использовал их в своих сочинениях. Он записывает переводы многих песен, которые слышит в домах бояр, в клубном доме, на улицах: «Arde-mă, frije-mă / Режь меня, жги меня», «Te iubesc peste măsură / Люблю тебя безмерно», «Prin a amorului dulcaeţă / Из-за сладости любви», на убиение вождя валашского восстания Тудора Владимиреску «Pom, pom, pom. Pom eram eu, pom», на убиение вождя национально-освободительного движения болгар Саввы Бимбаши «Frunze verde şi-o lalea, Savii Bimbaşa», а также переводы преданий «Дука, молдавское предание ХVII», «Дафна и Дабижа, молдавское предание 1663 года», и многое, многое другое. Вместе со всеми он танцует «Хору», «Мититику», «Сырбу», «Булгэряску».

Наконец, он сам пишет молдавские песни «Черная шаль», «Нас было два брата – мы вместе росли», «Песню Земфиры». Из-под его пера выходит первая историческая повесть «Кирджали». А в «Истории Петра» подробно представлена «Прутская кампания». Многие его сочинения связаны с воспоминаниями после его поездок по югу Бессарабии, он восхищается взятием крепости Измаил, Кагульским сражением. Он включил в свои сочинения местные предания об Овидии и кургане «Рэбыя / Рабыня».

Невероятно, но факт. Не вспоминая об этом крае, о случившихся тут событиях, невозможно полно и верно говорить о «Кавказском пленнике», «Гавриилиаде», «Братьях разбойниках», «Бахчисарайском фонтане», «Цыганах», «Полтаве», «Евгении Онегине», «Повестях Белкина», сказках и неоконченной «Истории Петра».

Жизнь, творчество самого Пушкина связаны с Бессарабией с детских лет и до самых последних мгновений его пребывания в мире земном. Он ушел в бессмертие, подарив бессмертие не только самой России, но и Бессарабии. В этом видится особое, во многом уникальное значение Пушкина в истории российского и молдавского народов.

В послании «К Овидию» поэт создал один из лучших образов столь дорогой ему молдавской земли.

С душой задумчивой, я ныне посетил

Страну, где грустный век ты некогда влачил.

Здесь, оживив тобой мечты воображенья,

Я повторил твои, Овидий, песнопенья

И их печальные картины поверял;

Но взор обманутым мечтаньям изменял.

Изгнание твое пленяло втайне очи,

Привыкшие к снегам угрюмой полуночи.

Здесь долго светится небесная лазурь;

Здесь кратко царствует жестокость зимних бурь.

На скифских берегах переселенец новый,

Сын юга, виноград блистает пурпуровый.

Уж пасмурный декабрь на русские луга

Слоями расстилал пушистые снега;

Зима дышала там – а с вешней теплотою

Здесь солнце ясное катилось надо мною;

Младою зеленью пестрел увядший луг;

Свободные поля взрывал уж ранний плуг;

Чуть веял ветерок, под вечер холодея...


С 1823 года кишиневцы хранят в городском саду «Пушкинскую аллею», старую акацию, под которой поэт читал стихи своей возлюбленной гречанке.

Еще в 1824 году писатель Константин Стамати, близко знавший и любивший Пушкина, перевел поэму «Кавказский пленник» на родной язык. В 1987 году избранные произведения Пушкина переведены и изданы в трех томах.

В 1837 году увидели свет на нашей земле «Черная шаль», «Цыганы», «Кирджали» в переводах Константина Негруцци и Александра Донича.

С 1885 года возвышается в кишиневском саду открытый на сбережения горожан один из первых и самых красивых в мире памятников поэту. Тут особенно многолюдно 10 февраля и 6 июня, а также в дни свадеб и лицейских выпусков. Теперь памятники поэту воздвигнуты не только в Кишиневе, Долне, но и в Фэлештах, Оргееве, Комрате, Бендерах, Тирасполе.

С 1899 года через весь новый и старый город протянулась улица Пушкина. Когда-то в ее начале возвышалась удивительная по красоте Пушкинская аудитория. Она была заложена 25 мая 1899 года, выстроена по проекту архитектора М. Чекеруль-Куш в 1900 году. Долгое время это была лучшая театральная зала города. Но в 1928 году здание сгорело. Теперь на ее месте корпуса и аудитории Госуниверситета Молдовы. Из его стен вышли десятки ученых, поэтов, писателей, журналистов, составляющих нынешнюю славу и гордость страны.

С 1948 года действует Дом-музей А. С. Пушкина, созданный на базе первой кишиневской квартиры поэта. В сквере в 1973 году открыт памятник поэту, выполненный скульптором М. К. Аникушиным. В самом большом зале музея проходят международные научные конференции «Бессарабская весна», Пушкинские и Онегинские чтения, Посвящения в лицеисты. Неподалеку сохраняется, уже как частное владение, еще дом, где располагалась масонская ложа. В скверике возвышается бюст главе Кишиневской управы Южного тайного общества генерал-майору М. Ф. Орлову.  

С 1964 года в селе Долна принимает посетителей со всего мира усадьба боярина Ралли, у которого гостил Пушкин, откуда поэт вывез сюжет для ныне всемирно известной поэмы «Цыганы». В первое воскресение июня сотни людей съезжаются в Долну на ежегодные Республиканские праздники пушкинской поэзии. Здесь их встречает бронзовый поэт, созданный скульптором О. К. Комовым. Памятник установлен в 1972 году.

В Кишиневе рядом с улицей Пушкина стоит бывший пестрый дом боярина Варфоломея, на котором в 2003 году установлена памятная доска и барельеф Пушкина. По другую сторону улицы Пушкина находился дом Крупенского, где располагалась самая большая и самая красивая в городе театральная зала. Здесь, на спектаклях заезжих артистов, часто бывал Пушкин и его современники.

Многие лицеи страны с гордостью носят имя Пушкина – в Кишиневе, Унгенах, Бельцах, Сороках, Каушанах, Басарабяске, Вулканештах, Резине, Новых Аненах, Фалештах, Дондюшанах. В них действуют свои пушкинские музеи, пушкинские уголки. Их объединяет Республиканский форум пушкинских лицеев. И каждый год в октябре в Доме-музее поэта и во всех лицеях страны весело и памятно проводятся посвящения в лицеисты.

В Кишинев приезжал правнук поэта Григорий Григорьевич Пушкин. С ним посчастливилось и мне встречаться, общаться. Однажды в Михайловском он сказал мне: «Посиди со мной, кишиневец. Я был у вас в музее и сам, и с женой, с дочерью Юлией, внуками. Мне там так хорошо. Я так люблю это место, где Пушкин был так молод, весел, свободен, романтичен и так по-доброму хулиганист…».

Виктор Кушниренко, исследователь жизни и творчества А. С. Пушкина

«Блокнот Молдова» предлагает подписаться на наш телеграм-канал https://t.me/bloknotmd - все новости в одном месте.

Новости на Блoкнoт-Молдова
Александр Сергеевич ПушкинВиктор КушниренкоБессарабия
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое